Главная » 2018 » Ноябрь » 11 » #197 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ДОСТОЕВСКОГО
22:37
#197 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ДОСТОЕВСКОГО

Федор Михайлович Достоевский величайший исследователь русской души.

Вершиной его творчества является «пятикнижие»: «Преступление и наказание», «Идиот», «Бесы», «Подросток» и «Братья Карамазовы». Их нужно не только читать, но перечитывать и любить.

Вершиной «пятикнижия» являются «Братья Карамазовы». Это произведение жизни Федора Михайловича, которое он к сожалению, так и не успел дописать. Все написанное должно было стать лишь прологом, к открываемой далее истине.

Вершиной «Братьев Карамазовых» является глава «Великий инквизитор», которая публиковалась как отдельно, так и в измененном, и расширенном варианте в «Братьях Карамазовых»…

Если нет времени перечитывать, хотя бы послушайте, вспомните диалог Инквизитора, в исполнении Михаила Ульянова.

Этого мало... Очень мало. Но хотя бы так...


АПОКАЛИПСИС ДОСТОЕВСКОГО
Весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных.

Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей.

Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований.

Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки.

Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга.

В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие.

Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, — но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались.

Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса…

«Преступление и наказание», 
эпилог, глава I

Категория: В МИРЕ | Просмотров: 135 | Добавил: Иван | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: