Главная » 2017 » Август » 31 » #ЛАЗАРЕВСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ КРУЖОК
14:37
#ЛАЗАРЕВСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ КРУЖОК

В августе 1997 года при районном Доме культуры Лазаревского района собрался небольшой кружок людей, увлеченных литературой, природой родного края, неравнодушных к нашему культурному наследию. Они обсуждали прочитанные литературные новинки и собственные «пробы пера». К середине 1980 года окончательно сложился первый состав кружка, на деятельность которого уже обратил внимание руководитель ЦНК и «узаконил»  его  пребывание,  выделив для собраний отдельный кабинет   (прообраз нынешней музыкальной гостиной). С этого времени и ведёт отсчёт своего дня рождения Лазаревское литературно-творческое, музыкальное    объединение.

           В сентябре 2017 года  исполняется 37 лет со дня образования ЛиТО  Лазаревского района города Сочи. В него входили такие известные старшему поколению личности,  как Халид Тлиф, Геннадий Макаров, Евгений Уваров, Екатерина Селенская, Маргарита Рогаткина, Александр Вакслейгер, Евгений Красовский. Куратором объединения был член Союза писателей Семен Лившиц. Многие из этих талантливых людей уже покинули наш мир.
          К концу 80-х годов в ЛиТО пришли журналисты Татьяна Пономарева, Николай Семененко, самодеятельные поэты Анатолий Тихоненко, Александр Федоров, Антонина Варнавская и совсем ещё молодые Наталья Вихарева, Ирина Остроносова, Екатерина Золотникова. К 2000-му году объединение насчитывало более 30 поэтов и прозаиков, а также художников и мастеров прикладного искусства, таких как Саид Бгано, Айса Хапишт . Организовывались выступления в санаториях и домах отдыха,  в воинских частях,  выезды на смотры  и слёты. К сожалению, в последние годы ряды ЛиТО редеют. Не приходит талантливая молодёжь, «уходит» старшее поколение.

               В июне 2017 года ушёл из жизни замечательный человек –  писатель и поэт, с 2002 года бессменный руководитель Лазаревского ЛиТО  Анатолий Иванович Тихоненко.  Он родился 24 марта 1938 года в станице Александровка Александровского района Ростовской области. Тихоненко прожил жизнь, вместившую в себя и голодное военное детство, и робкую школьную любовь, и разъезды с кинопередвижкой, и развал Советского Союза.  

 Став взрослым, Анатолий напишет «горькое» стихотворение «Макуха»:
          Есть ли что вкусней макухи?!
          Треск зубов! В глазах искрит!
          Я два дня еды не нюхал.
          Кто макухой угостит?
          …..
          Распахучие лепёшки
          Вперемешку с шелухой.
          Собираю даже крошки…
И ещё одно воспоминание о военном детстве:
          У соседей дом без ставен.
          Весь дымарь под корень сбит.
          Сруб колодца переставлен.
          Двор упавшей бомбой взрыт.
          …
          Где сметана в крынках стыла -
          Для семьи большой потреб -
          Ныне - братская могила,
          А верней, семейный склеп.

          Всю жизнь Анатолия сопровождала Любовь: к женщине, к родному краю, к детям и внукам, и была «одна, но пламенная страсть» к красоте родного Слова. Его стихи школьных лет - наивные, неумелые, но искренние. Появилось желание выразить свои чувства поэтическим языком. Анатолий Тихоненко стал изучать законы литературного жанра, основы стихосложения.  Стихи стали печататься в районных газетах. В домашней библиотеке появилось много справочной литературы, произведения античных авторов, писателей и поэтов России.
          В начале 80-х годов Тихоненко переезжает в Лазаревский район города Сочи. В поселке Лазаревское он одним из первых пришёл в литературный кружок, объединявший  самодеятельных поэтов, писателей и  музыкантов.  Оттачивалось мастерство, приобретался опыт. Свою роль сыграла дружба с поэтом-песенником Анатолием Васильцовым-Анненко, руководителем Центра национальных культур Лазаревского района К.Мазлумяном, личное знакомство с кубанскими поэтами С.Лившицем, И.Вараввой, В.Сааковой,  участие в фестивалях и конкурсах. Он лауреат районного смотра 3 Всероссийского фестиваля творчества инвалидов в 1998 году, лауреат краевого фестиваля художественного творчества «Не стареют душой ветераны» в  2003 году.  Десятки Дипломов и Почётных Грамот говорят сами за себя.

          Не допускай, чтоб слово злое
          В душе могло оставить след.
          Не распыляйся на пустое,
          Служитель Вечности – поэт.
          Кому страшны твои укоры?
          Кого проклятья удивят?
          Поэзия – язык, которым
          С богами люди говорят.

В разные годы вышли в свет 5 сборников «Сочинения», книжка стихов для детей «Хоровод», «Я – казак!», «Рубаи», в 2014 году опубликована повесть «Иванов курган». Стихи А.Тихоненко были положены на музыку и эти песни многие годы звучали в Центре национальных культур в исполнении хора «Золотая осень».  За заслуги перед Россией и казачеством, Указом от 06.04.2003 года Великого Братства Казачьих Войск, Анатолий Тихоненко был назначен председателем Совета стариков Черноморского Казачьего Войска с присвоением казачьего чина «Войсковой старшина» и с вручением именной медали «России быть». Указ подписан Верховным атаманом Братства генерал-полковником В.Коваленко и атаманом Черноморского Казачьего Войска Ю.Томиным.
          Об этом человеке можно говорить бесконечно. Обременённый земными проблемами и заботами, душой он парил в небесах, в простом и обыденном он видел прекрасное. За несколько дней до своей смерти Анатолий Тихоненко писал:

          Я не обижен был судьбою,
          Шептавшей мне «трудись и жди».
          И над моей крутой стезёю
          Шли благодатные дожди.
….
          Любовь моя, моя отрада,
          Моя надежда, жизнь моя –
          Других подарков мне не надо!
          Судьбой своей доволен  я.

         За годы руководства ЛиТО под редакцией и с помощью А.И.Тихоненко  издавался альманах «Лазаревские зори», вышли сборники стихов Н.Шеломенцева, «Буду верить» Н.Копача, «Ностальгия» В.Тычинского. Стихи самого А.Тихоненко публиковались в газете «Кубанский писатель». Там же, в июле 2014 года, вышла рецензия на книгу Тихоненко «Иванов курган».
           Нам, его собратьям по творчеству,  очень не хватает дружеского участья, мягкого юмора, доброй улыбки нашего руководителя.
           С  июля 2017 года Лазаревское ЛиТО возглавила самодеятельный поэт Антонина Варнавская, участник нескольких городских конкурсов «Я люблю Сочи» ( 3 место в номинации «Авторское произведение» 2015 года).  Мы надеемся, что талантливая молодёжь  заинтересуется деятельностью объединения и будет пополнять наши ряды. 10 сентября в Лазаревской районной библиотеке им. Одоевского пройдёт презентация сборника стихов члена ЛиТО Николая Шеломенцева. Мы приглашаем всех любителей поэзии и литературы на это мероприятие, в конференцзал библиотеки. Мы хотим, чтобы гости курорта знали поселок Лазаревское не только как место комфортного отдыха, но и как культурный центр района.

Члены ЛИТО Лазаревского района Сочи     


                                                                               Август 2017 г.

                    А.Тихоненко   БЫЛА В МОЁМ ДЕТСТВЕ ВОЙНА

          1. НАЛЁТ

Вновь налёт. Свистит. Грохочет.
Вся земля дрожмя дрожит.
Трус  - не трус, кто жить охочий,
В погреба скорей бежит.

Бабка молится: «О, Боже!
Сохрани и пронеси!..»
Мать ей: «Бог нам не поможет.
Нет его! Что зря просить?»

Бабка гневно: «Ошалели!
Кто удумать это мог?..
Рая, слышишь, - улетели!
Стал быть, есть на свете Бог!»

Выползаем. Нету гула.
Темнота, хоть глаз коли!
«У соседей, чай, рвануло…
Набросало сколь земли!..»

У соседей дом без ставен.
Весь дымарь под корень сбит.
Сруб колодца переставлен.
Двор упавшей бомбой взрыт.

Где сметана в крынках стыла –
Для семьи большой потреб –
Ныне – братская могила,
А верней, семейный склеп.

С Петей сразу мы сдружились,
Хоть ему и меньше лет.
Не понять мне, как случилось,
Что Петюшки больше нет.

Мы вчера с ним, замарашки,
Подрались в разгар игры…
Нет сегодня и Наташки,
Младшей Петиной сестры…

Никого!.. Ни тёти Паши,
Ни бабуленьки с клюкой!
Вдруг мне стало страшно. Страшно!..
Тут ещё собачий вой!..

Взвыла Петина собака
(А теперь совсем ничья!)
За собакой вслед заплакал
Тут же голосно и я.

Где-то бились и стонали…
Жуть! Как в бабкином аду!..
Над убитыми ль рыдали,
Или тишили беду?..

Бабка с фонарём носилась,
Тщась кого-то отыскать…
И неистово молилась,
Став вдруг набожною, мать.


          ***

2.МАКУХА
Есть ли что вкусней макухи?!
Треск зубов! В глазах искрит!
Я два дня еды не нюхал.
Кто макухой угостит?

Что мы знаем про конфеты?
Кто в войну конфеты ест?
Вот макуха, братцы!.. Это
Никогда не надоест!

Есть в деревне маслобойня.
Тут уж только не зевай!
Что «достойно», «недостойно»?
Жрать охота!.. «Дядя, дай!»

Распахучие лепёшки
Вперемешку с шелухой…
Собираю даже крошки –
Экономный я такой!

У голодного у брюха
К пище всякий интерес…
Но макуха, брат!.. Макуха –
Лет войны деликатес!

Ничего вкуснее нету!
Треск зубов! Глаза горят!..
Да не будет пищей это
Для сегодняшних ребят!    


                    ***

3. ВЕРНУЛСЯ ПАПА

Дождь за оконцем щедро капал,
Кружил ли снежный хоровод,
Я ждал: вернётся с фронта папа.
Добьёт фашистов и придёт…

Он фотографией жил в доме.
Вихраст и добр. Конечно смел.
И я, валяясь на соломе,
Часами на него смотрел.

«Доливка»* пахла сквозь солому…
Уютней место есть уже ль?!
Повороти скорее к дому,
Я уступлю тебе постель.

солому
Как много надо рассказать!..
Ты даже самому большому
Не дашь сынишку обижать!

Вдруг что-то вдрызг!.. В осколки!..  На пол!..
Рыданье…Выкрик: «Боже мой!..
Сынок, скорей!.. Вернулся папа!..
Пришёл с войны…Он здесь!.. Живой!..»

Стоял он наголо острижен…
Потёртый рядом чемодан…
«Сынок, что стал? Иди-ка ближе!
Подрос без папки, хулиган!»

А я смотрел: «Не он, ей богу!
С какой не глянуть из сторон!..»
И посопев для вида, строго
Спросил: «Ты, дядя, не шпион?»

Ответил: «Ни за что на свете!
Я – твой отец. В конце концов,
Я воевал за то, чтоб дети
Узнали вновь своих отцов!..»

Шуршала в том углу солома,
Где спали фронтовик и мать.
А я всё думал: «Со шпионом
Добра, пожалуй, не видать!..»

Потом у печки закурил он,
Хлебнувший горюшка сполна…
А мать со всхлипом говорила:
«Будь трижды проклята война!»

*доливка – глиняный пол в кубанской хате


                              ***

АДЫГЕЙСКАЯ КАПУСТА  (быль)
(Ветерану ВОВ Туркубею Юнусовичу Схабо.)

Добирался из разведки
Он один из всех ребят.
Случай, скажем так, нередкий.
В ноги ранен был солдат.

Показалися траншеи.
Говорок в них, вроде, свой.
«Эти метры одолею –
Умирать черед не мой…»

Эти метры…сантиметры…
По прямой… наискосок
Знает каждый, кто от смерти
Был хоть раз на волосок.

Что там - метры?! Вдох лишь сделай.
Воздух пьёшь – пожалуй, жив.
Правой, левой. Правой, левой
К жизни тропку проложи.

Правой…левой…Руки ноют!
Ноги – только лишний груз…
«Смерть, не твой я!.. Смерть, не твой я!..
Я без боя не сдаюсь!»

И усилием последним
Весь измотанный вконец,
Край увидев свой передний,
Проглотил комок боец.

Крикнул: «Братцы… свой я, братцы!
Ноги…мины…взрыв помял…
Помогите мне добраться…»
И сознанье потерял.

И не знал солдат, как скоро
Был отправлен в медсанбад,
Как в свои попал он горы,
Как ему твердили: «Брат,

Потерпи!.. Мы, знаешь, споро
Научились врачевать…
Вот осколки. Все сто сорок, -
Не прибавить, не отнять…»

Он не слышал и не видел.
Двадцать дней в бреду лежал.
У его кровати сидя,
Часто доктор колдовал.

Доктор этот, с виду строгий,
Смог тогда всех убедить:
«Нет, друзья! Оставим ноги.
Парню надобно ходить!»

И тянулися недели
То в бреду, то в забытьи.
Он глаза открыл. Метели
Белизна в глаза летит.

Руки плыли из метели.
Льдом на лоб одна легла…
«Мама?! Ты ли?.. Неужели?..
Как меня найти смогла?..

Что со мною?.. Как в угаре!..
Не спеши!.. Нельзя же так!..»
«Говори по-русски, парень,
Я в черкесском не мастак.»

День ещё прошёл. Солдату
Лишним стало объяснять,
Что он ранен, что – в палате,
И что долго здесь лежать…

«Доктор, скоро в строй?» «Не знаю.
Вот подлечим и – прощай!..
А сейчас испей-ка чаю,
На продукты нажимай.

Набирайся сил». Но что-то
Туркубей не ест совсем.
«Почему не ешь, пехота?
Фронту дохлики зачем?»

Развесёлый рядом парень.
«Где воюешь?» Помрачнел:
«Вот спросил, как бы ошпарил:
Бог войны, вишь, руку съел…»

А потом, вздохнув глубоко,
Продолжал:  - На «Голубой»
Воевал…Теперь – морока!
Где понадоблюсь такой? –

«Я был тоже там…в разведку
Мы пошли за языком.
Вдруг – разрывы. Мины… Метко
Этот гад стрелял… Потом…»

Он запнулся. Вдруг – догадка!
«Ноги  есть? Скажи, солдат!..»
«Да, с ногами всё в порядке:
При тебе в бинтах лежат.

Ноги…ноги…Эх, товарищ,
Ты б чуток покушал, брат,
А не то ты их протянешь…»
«Не могу. Прости, солдат!»

«Я простил бы. Даже сразу.
Дело плёвое – сказать.
Только смерть…она, зараза,
Не захочет нас прощать!

От неё ты полз на брюхе,
Фигу смог ей показать,
Всё за тем, чтоб с голодухи
На кровати помирать?!»

Вот сказал! Сам удивился.
А сосед в ответ молчит.
То ли, слабый, утомился,
То ли просто сделал вид…

День угас…Во рту – ни крошки!
Хоть бульону б ложку взял…
«Ты поив, бы, хлопче, трошке!» -
С угловой хохол сказал.

«Кушать надо, генацвали!» -
Сердобольная сестра
Убеждает: «Так едва ли
Вам помогут доктора!»       

А потом вздохнула грустно.
Две слезинки на носу:
«Хочешь, я тебе капустки
По-адыгски принесу?

Я, возможно и покаюсь, -
Вслух подумала сестра –
Кушать острое покамест
Запрещают доктора…»

Адыгейская капустка!..
Вровень что такой еде?
Есть ли лучшая закуска?
Если есть, скажите, где?

Если ты, в горах блуждая,
К адыгейцу в дом зашёл,
Первым делом приглашают:
«Гостем будь! Садись за стол!»

Хлебосольные адыги
Чем богаты – всё на стол:
Сладко пахнет мамалыга.
Рядом – пряный разносол.

Мясо, впрок что насушили,
На столе – отведай, брат.
Глядь, барашка изловили,
И уже куски дымят.

Есть мудрёные названья
Разных блюд. Я б перечёл.
Но вершина мирозданья,
Без чего и стол – не стол –

Адыгейская капустка.
Ровни нет такой еде!
Есть ли лучшая закуска?
Если есть, скажите, где?

И грузинка молодая
Той капустки принесла.
«По - адыжески, сама я
Сей продукт произвела».

Дух такой!..солдату сразу
Дом привиделся родной.
Весь аул открылся глазу
С быстрой речкой под горой.

Всё, чем парень жил когда-то,
Так давно (аж до войны!),
Что врывалося к солдату
В кратковременные сны,

Чем дышалось, что любилось,
Чем так сладостно жилось, -
Всё в палате очутилось
И в душе отозвалось.

Он попробовал капустки –
Перец всё внутри прогрел.
«Подавайте борщ по-русски!
Есть я очень захотел!»

И пошло к выздоровленью…
Удивлялись доктора:
«Как по щучьему веленью
Кризис кончился вчера!»

Только знал хохол да русский,
Кто в палате с ним лежал,
Что под действием  капустки
Кризис этот миновал.


                    ***

                ПОЭТУ

Не допускай, чтоб слово злое

В душе могло оставить след.

Не распыляйся на пустое,

Служитель Вечности – поэт.

          Кому страшны твои укоры?

          Кого проклятья удивят?

          Поэзия – язык, которым

          С богами люди говорят!


                    ***

Написано незадолго до смерти.

      А.Тихоненко

Я не обижен был судьбою,
Шептавшей мне: «Трудись и жди»…
И над моей крутой стезёю
Шли благодатные дожди.

И надо мной звезда сияла,
И в путь неведомый звала.
Приятных встреч мне обещала.
Сил для свершенья дел дала.

Но и завистники и злыдни
Меня старались сбить с пути,
Чтоб и труднее и обидней
По жизни  было мне идти.

Чтоб я с открытой бурям грудью
Не ведал отдыха в борьбе…
Но я не сдался «добрым людям»
За то отмечен, и тебе

Любовь моя, моя отрада,
Моя надежда, жизнь моя,
Других подарков мне не надо!
Судьбой своей доволен я.

                    Июнь 2017

Категория: В ЛАЗАРЕВСКОЙ | Просмотров: 300 | Добавил: Иван | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: