Главная » 2017 » Июнь » 20 » #ОГНЕННЫЙ ЯЗЫК
12:13
#ОГНЕННЫЙ ЯЗЫК

BRIOinfo

День Победы! Это Праздник! Со слезами на глазах! Очень хочется правильно говорить о Великой Победе! Только правильно! Слишком велик и чист этот праздник, чтобы запятнать его не только ложью, но даже легкой фантазией. Не имеем мы права лукавить об этой великой войне. Этим мы оскорбим всех тех, кто заплатил за наше будущее своей жизнью.

«Язык той войны» знают очень немногие. И с каждым годом их становится все меньше и меньше. Совсем почти не осталось. Когда владеющие «огненным языком», рассказывают о войне, остальные совсем их не понимают. Только прошедшие ту войну понимают друг друга. Только им знаком «огненный язык».

На этом языке друг с другом могут говорить даже бывшие враги. Они прекрасно понимают друг друга. У них находятся общие темы. И почти не возникает разногласий. Со стороны кажется, что они лучше понимают друг друга, чем их понимают остальные.  Порой они ближе друг к другу, чем к остальным. Как будто у них нет памяти и они забыли, что были врагами и убивали друг друга. Странный этот «огненный язык». Говорят, что он очень много дает человеку, но забирает еще больше. Часто забирает абсолютно всё.

Язык войны можно выучить только на войне. И чем серьезнее урок, тем глубже познания. Цена урока настолько велика, что самому оплатить его невозможно. Во все времена изучение «огненного языка» оплачивали только очень богатые люди. Но сами они его никогда не учили и не знают. Поэтому никогда не понимали тайны этого языка. Для них это всегда всего лишь бизнес.

Владеющие «огненным языком» всегда бесконечно добры и терпеливы. У них веселый нрав и особенное отношение ко всему. Они бесконечно мудры. Они ненавидят войну, потому что слишком тяжело им дались ее уроки. И выучив их один раз, больше никогда не хотят их повторения.

Когда знающие этот язык, начинают говорить, боль пронизывает их сердца. Особенность «огненного языка» в том, что он всегда причиняет нестерпимую сердечную боль. Поэтому солдаты той войны не любят говорить на «огненном языке». Встречаясь по заведенной традиции один раз в год, они все больше молчат. Даже бывших сослуживцев вспоминают молча, «не чокаясь» солдатскими алюминиевыми кружками. В тишине. И плачут. Это у них ритуал такой. Говорят когда плачут легче становится. Не так сердце болит. И еще непременно едут в те места, где бывали. Тоже вроде как помогает им, на какое-то время.

"...О войне писать трудно... Счастлив, кто не знает ее, и я хотел бы пожелать всем добрым людям и не знать ее никогда, и не ведать, не носить раскаленные угли в сердце, сжигающие здоровье и сон... Трудно писать о войне, хотя во мне «моя война» идет и идет своим ходом, не умолкая, не оставляя меня и мою память в покое".

Я пришел в мир добрый, родной и любил его безмерно.

Ухожу из мира чужого, злобного, порочного.

Мне нечего сказать Вам на прощанье.

Астафьев Виктор Петрович


Проще было бы и не говорить больше ничего. Посидеть в тишине. Вспомнить о них. Выпить «не чокаясь». Но нужно говорить правильно. Так говорить, чтоб не жалели они, что пришлось им освоить «язык огня» ради нас. 

Больнее всего «солдатам той войны» когда кто-то врет, что знает «огненный язык». Это причиняет им невероятную душевную боль. Даже самые спокойные из них приходят в бешенство. Ведь каждый знает, где и когда учил «огненный язык», и чего ему это стоило. Они знают друг друга с войны. Поэтому чужака, «лукавого» видят мгновенно.

Честно говоря, я не очень внял тогда напутствиям и предостережениям друзей — слишком велика была радость освобождения... а главное — вера! Выстраданная, выжившая в испытаниях вера в то, что все страшное уже позади, что с окончанием мировой войны неизбежно падет и царство ГУЛАГа. Изменится режим власти в СССР, «империи зла» на земле рухнут и мир встанет наконец на путь Добра и Справедливости...

Наивный человек! Я все еще отказывался верить, что мировой фашизм — это гидра, чудовище с несколькими головами. Отрубив голову германскому фашизму, мир избавился лишь от Гитлера... На шестой части земли, в СССР, выстоял и торжествовал победу над соперником еще более жестокий, более человеконенавистнический фашизм — фашизм сталинский, коммунистический! Какая, к черту, могла сохраниться вера в разумное, справедливое устройство послевоенного мира, когда я к тому времени на собственной шкуре сполна познал, что почем в жизни.

Жженов Георгий Степанович

 


В годы войны, когда человеческая жизнь нередко была лишь средством к великой цели, не суть важным казалось имя человека, упавшего рядом, достаточно было знать, что это свой, и единственной заботой живых было вовремя предать земле павшего.

Второпях, в горячке боев мы ограничивались словами известной эпитафии на фанерной табличке под такой же фанерной звездой; иногда лишь по размерам насыпи на братской могиле можно было приблизительно судить о количестве в ней похороненных. Но вот впоследствии стало понятно, что нельзя человеку без имени — живому, а тем более павшему.

Всякий рождённый под солнцем должен быть отличим от себе подобного, иметь собственное лицо; лежащий же в братской могиле тем более.

Ведь имя на обелиске — это последнее, что остается от бойца в жизни, и в нем единственная его безмолвная просьба к живым — не забудьте!

Быков Василь Владимирович


 

«Это были люди, которые все тяготы войны вынесли на своих плечах - от начала её и до конца. Это были люди окопов, солдаты и офицеры; они сами ходили в атаки, до бешеного и яростного азарта стреляли по танкам, молча хоронили своих друзей, брали высотки, казавшиеся неприступными, своими руками чувствовали металлическую дрожь раскалённого пулемёта, вдыхали чесночный запах немецкого тола и слышали, как остро и брызжуще вонзаются в бруствер осколки от разорвавшихся мин»

Бондарев Юрий Васильевич 

Когда «солдаты той войны» были моложе и их было больше, «лукавые» боялись их как огня, как самой войны. И не смели даже делать вид, что знают «огненный язык». Но шло время и их становилось все меньше, а «лукавых» все больше. И однажды последние носители «языка войны» перестали ездить туда, где остались лежать их «боевые братья».

Тяжело уже было, да и «лукавые» напирали все больше. Сбивались в стаи, рядились под «солдат той войны». И всем рассказывали, что между собой они разговаривают на «огненном языке». Некоторые делали это так часто, что сами начинали верить, что владеют «огненным языком». Говорят, что еще остались носители «огненного языка», но проверить это нельзя. Ведь мы этого языка не знаем.

Когда исчезли носители «огненного языка», стали появляться «ряженые». Они носили военную форму и утверждали, что им «знаком дух войны» и у них есть связь с поколением знавших «огненный язык». Ходила молва, что это потомки «лукавых».

«Ряженые» за деньги рассказывали истории о войне и свою «тарабарщину» выдавали за «огненный язык». Дети и некоторые взрослые слушали их с интересом и даже порой верили. Конечно, всем нормальным взрослым было совершенно понятно, что это лишь «тарабарщина». Каждый взрослый и даже разумный ребенок безошибочно всегда понимал, что перед ним «ряженный». Никогда ни «лукавые» ни «ряженые» не умели говорить на «огненном языке». Никогда они не были похожи на «солдат той войны». Порода другая.

ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ!


 

Главный редактор Медиахолдинга BRIO

Евгений Алейников

Категория: СТАТЬИ | Просмотров: 638 | Добавил: Иван | Теги: газета РАЙОН, Георгий Жжёнов, огненный язык, лазаревское 2017, Виктор Астафьев, tvlaz.ru, война, сочи 2017, BRIONEWS, ТВ-Лазаревское | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: